Свежие комментарии

  • Александр Ефремов
    Взрослых людей этими фейками не собьешь с пути истинного. А молодежь покупается к сожалению.Победу «сделали» ...
  • Elena Ivanova
    Англосаксы как были ублюдками, так и остались, только с годами стали ещё злобней и тупей, хотя и вся т.н. "цивилизова...Короткая память Е...
  • Андрей
    не забудем и не простим.Говорите, до посл...

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Они считались одними из лучших воинов в империи Цин, а их потомки до сих пор живут в современном Китае.

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Getty Images; Общественное достояние

Борьба за Дальний Восток

В середине 17 века русская и китайская цивилизации, имевшие до этого смутное представление друг о друге, впервые сошлись на поле боя. Именно в это время казачьи отряды добрались до берегов реки Амур, где жили платившие Пекину дань племена дауров.

Империя Цин восприняла приход «далеких варваров» в земли своих данников как вторжение в зону ее интересов. Против русских были направлены значительные силы китайцев и маньчжур (Маньчжурская династия воцарилась в Китае в 1636 году). Основное противостояние развернулось за острог Албазин, который постепенно становился главным опорным пунктом России в покорении Дальнего Востока.

Когда в июне 1685 года к Албазину подошла пятитысячная цинская армия, его гарнизон насчитывал только 450 человек. Несмотря на десятикратное превосходство в живой силе и в артиллерии, китайцы и маньчжуры сильно уступали казакам в боевой подготовке. Русские долго и успешно держались, пока им не стало ясно, что помощи извне им не дождаться.

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Осада Албазина. Китайский рисунок конца XVII века. (с) Библиотека Конгресса США

По условиям почетной капитуляции гарнизон Албазина беспрепятственно ушел к своим.

Китайцы, однако, предложили тем, кто опасался долгого и трудного пути домой, перейти к ним на службу за хорошее вознаграждение. Сорок пять казаков высказали желание послужить императору.

Лучшие из лучших

Переманивать на свою сторону русских было идеей самого императора Канси. Еще с самых первых столкновений с ними он осознал, что это опасный и сильный противник, которого нелегко будет выбить с Дальнего Востока. Решив, что такие воины для него лишними не будут, он по возможности с радостью включал их в свое войско.

Такая политика привела к тому, что в общей сложности больше сотни русских вступило в ряды армии империи Цин. Часть перешла по своему желанию, часть была захвачена в походах в качестве пленных и решила остаться на чужбине. Все они стали известны в истории как «албазинцы», по имени самой большой группы добровольцев из острога на Амуре.

Казакам оказали высокую честь. Их причислили к потомственному военному сословию, находившемуся почти что на вершине социальной структуры цинского Китая. Выше него была только привилегированная знать.

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Император Канси. Общественное достояние

Албазинцы были записаны в элитную часть цинских войск, напрямую подчинявшуюся императору, — так называемое желтое с каймой знамя (Всего было восемь знамен. Одно знамя насчитывало до 15 тысяч воинов). В его составе у них была своя «русская рота» — Гудэй.

В гвардейское желтое с каймой знамя кроме русских допускали только маньчжурскую аристократическую молодежь. Китайцам путь туда был заказан.

Безбедная жизнь

Албазинцев осыпали благами с ног до головы: предоставили жилье, пахотные земли, назначили денежные выплаты, рисовые пайки. Тем, кто пришел без семьи (а таких было большинство), дали в жены местных китаянок и маньчжурок — жен казненных преступников.

Китайцы не покушались на вероисповедание своих русских воинов. Напротив, они передали казакам в пользование старый буддийский храм, который последние переделали в церковь. До этого им приходилось ходить молиться в католический Южный собор.

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Потомки казаков-албазинцев на православной литургии в конце XIX века. Общественное достояние

Православие укрепилось в Китае именно благодаря албазинцам, а конкретно — отцу Максиму Леонтьеву, также прибывшему в Пекин из капитулировавшего острога на Амуре. Первый православный священник в этой стране, он совершал все богослужения, крестил, венчал, отпевал единоверцев, участвовал во всех делах русской колонии в китайской столицы. «Христовы православные веры свет им (китайцам) открывал», — писал о нем Митрополит Сибирский и Тобольский Игнатий.

Тем не менее, казаков взяли на службу не для того, чтобы они вели праздную жизнью. Известно об их участии в нескольких походах цинских войск, в частности, против западных монголов. Кроме того, албазинцев использовали для пропагандистской работы: они убеждали своих бывших соплеменников перейти на сторону императора.

Упадок

Со временем Китай и Россия урегулировали свои пограничные конфликты, и военное и политическое значение «русской роты» желтого с каймой знамени стало падать. Ее задачи свелись в основном к несению гарнизонной службы в столице.

Смешавшись с местным китайским и маньчжурским населением, албазинцы через несколько поколений растеряли все свои русские черты. Тем не менее, они все еще исповедовали православную веру и нередко кичились своим привилегированным положением. Как писали в конце 19 века посещавшие Пекин русские путешественники, албазинец «в нравственном отношении в лучшем случае — тунеядец, живущий подачками, а в худшем — пьяница и плут».

Как русские казаки стали личной гвардией китайского императора

Потомки албазинцев в 1900 году. Общественное достояние

Серьезным испытанием для китайских казаков стало восстание ихэтуаней (боксеров) 1900 года, направленное против иностранного засилья и христианства. Жертвами его стали несколько сотен албазинцев, даже перед лицом смерти отказавшихся отречься от своей веры.

После крушения Цинской империи в 1912 году, потомкам казаков пришлось искать себе новые занятия в жизни. Многие из них стали полицейскими, работали в Русско-Азиатском банке или в типографии при Российской духовной миссии.

Культурная революция Мао Цзэдуна, боровшаяся со всем иноземным в Китае, нанесла еще один удар и по албазинской общине. В результате гонений многие были вынуждены отречься от своих корней.

Тем не менее, и сегодня в современном Китае все еще живут те, кто считает себя потомками албазинских казаков — элитных солдат императора. Русский язык им не знаком, а от китайцев их отличить невозможно. Однако они по-прежнему хранят память о том, откуда они родом.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх