Свежие комментарии

Александр Роджерс: Как фашизм превращается в норму

Александр Роджерс: Как фашизм превращается в норму

Вчера в очередной раз столкнулся с «фашизацией» обсуждений.

В том смысле, что некоторые персонажи на все явления, которые им не нравятся, навешивают ярлык «фашизма», да и всех своих оппонентов называют «фашистами».

Собственно, явление не новое, бытовало ещё во времена «ФИДО-нет» и тогда у нас называлось «внезапный Гитлер».


И даже был сформулирован «закон Годвина»: По мере разрастания дискуссии в Usenet вероятность сравнения, упоминающего нацизм или Гитлера, стремится к единице.

Совсем тупые особи пытаются обосновать свою «идеологию» простым перекручиванием слов. Например, изобретая что-то типа «рашизм» или «Путлер». Рагутлер!

Есть ещё демагогическая уловка, носящая название «reductio ad Hitlerum». То есть «Гитлер (или нацисты) поддерживали X, следовательно, X – автоматически зло/нечто нежелательное/нечто плохое».

Например, «Гитлер был вегетарианцем, поэтому все вегетарианцы злодеи». Или «В нацистской Германии дважды два было четыре, поэтому нужно что-то решать».

Собственно, есть вполне активно применяемые на практике «гитлеризмы». Например, «Нацисты интересовались генетикой, поэтому любая коррекция генома (например, для излечения наследственных заболеваний) – это нацизм». И тому подобное.

Сам Годвин, автор вышеупомянутого закона, говорил «Пусть принцип и сформулирован как закон природы или математики, но его цель всегда была риторической и педагогической: я хотел, чтобы те, кто беззастенчиво сравнивают своих собеседников с Гитлером и нацистами, хотя бы немного задумались о Холокосте».


Как по мне, то педалирование термина «Холокост», с моей точки зрения, нивелирует и обесценивает преступления нацистов по отношению к другим народам (славянам, цыганам и так далее) и массовое уничтожение представителей этих народов.

Но в целом, я веду примерно к тому же, что и Годвин.

Бездумное разбрасывание терминами «фашизм» или «нацизм» нивелирует совершённые этими режимами преступления.

Невежественные люди, не обученные ведению диспутов (и которые в этих ваших инторнетах появились недавно), почему-то считают, что, обвинив оппонента в фашизме, они выигрывают спор. Хотя на самом деле длительное время считалось, что тот, кто первый это сделает, признаётся в собственном бессилии и поражении.

Некоторые со старта так делают. «Ты фашист, с тобой не о чем спорить». И для надёжности добавляют в ЧС, чтобы оставить свою самооценку незамутнённой.

Вот и вчера очередной такой ко мне такой в комментарии приходил. Утверждал, что в современной России фашизм (Костя Сёмин радостно захлопал в ладоши), в СССР был фашизм (Костя Сёмин заплакал), в США тоже фашизм (тут заплакали либералы). И в Древнем Риме был фашизм (тут заплакали уже историки). И вообще, весь мир фашизм, а люди в нём фошизды.

Это называется «размытие смыслов» и «искажение понятий».

Если всё подряд называть фашизмом, то люди будут забывать истинный смысл этого слова. И те бесчеловечные зверства, которые стояли за этим термином.


Настоящие фашистские режимы, которые приходили к власти в Италии, Испании, Греции, Хорватии и других странах, устраивали массовые убийства, концлагеря, пытки и унижения, жестокие медицинские эксперименты над заключёнными, внесудебные расправы, этнические чистки и другие виды преступлений против человечности.

Опять же, термин «преступление против человечности» – это не пропагандистский штамп, а вполне чёткое определение, впервые употреблённое 24 мая 1915 года в связи с осуждением попытки геноцида армян Османской Империей.

Преступление против человечности – это массовые убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Аналогично и термин «фашизм» имеет вполне чёткое значение. Политологи в целом используют несколько различных определений (по Пакстону, по Эко, по Димитрову). Но я всё же традиционно предпочитаю определение Димитрова.

Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала.

И уточнение: Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам.

Причём в этом определении упор нужно делать именно на первой его части:

1. Открытая
2. Террористическая
3. Диктатура

То есть власть, построенная на открытом терроре, на запугивании и страхе.

А остальное уже является уточняющими подробностями.

Потому что сейчас некоторые сектанты пытаются делать упор на наличии в той или иной стране финансового капитала. Фактически низводя до «если в стране есть банки, то это фашистская страна».

Но, извините, это уже reductio ad absurdum, доведение до абсурда. Тогда получается, что вся планета – это один сплошной фашистский режим (потому что банки есть везде, даже в социалистических странах), а почти вся история человечества – это история непрерывного фашизма.

Однако такой подход обесценивает ужасы фашизма, делает их обыденностью, фактически потакает злодеяниям. Потому что если «все так делают», то фашизм/нацизм – это приемлемое и допустимое явление, а не осуждённая Нюрнбергским трибуналам преступная идеология.

То есть те, кто такое заявляют, занимают прямо троцкистскую и пронацистскую позицию, оправдывающую преступления и геноцид.

Как последовательный и непримиримый антифашист я такого допустить не могу.

Поэтому нельзя забалтывать тему, нельзя размывать рамки, нельзя ослаблять неприятие нацизма.

И термин «нацистский» или «фашистский» нужно применять только к тем режимам, которые действительно подходят под все основные признаки из политологического определения (а не ко всем, кто вам лично просто не нравится).

Например, к киевскому режиму термин «нацистский» вполне применим.

Потому что данный режим открыто террористический, реакционный, шовинистический. Они даже из-за «этнокультурной принадлежности» борща второй фронт против России открыли, по словам «The New York Times» (я только пропустил момент, когда Украина открыла первый фронт против России).

Терроризм киевского режима выражается в частности в публичных террористических актах против русскоязычного/пророссийского населения в Харькове, Одессе и Мариуполе в мае 2014 года. С убийствами фактически в прямом эфире и последующими радостными публикациями трупов, сопровождающимися шутками и смехом.

А также в регулярных террористических нападках внегосударственных парамилитарных нацистских группировок на инакомыслящих. Причём не тайных, а выкладываемых в открытый доступ, что также является элементом стратегии устрашения.

Внесудебные расправы – фактически обязательный элемент фашистских режимов, начиная с Муссолини.

Важный элемент, о котором классическое определение почему-то прямо не упоминает – это стремление жить за счёт других (хотя это можно считать проявлением империализма). Например, бесконечные рассказы о «каждому выдадут по два русских раба» или триллионных репарациях, которые будет выплачивать Россия Украине (нацистским дурачкам никто не сообщил, что для этого нужна самая малость – победить Россию в войне).

Предельный шовинизм киевского режима выражается в готовности осуществлять геноцид «неправильных унтерменшей». Например, осуществляя подрыв ведущих в Крым ЛЭП или перекрытие водоснабжения (перед этим снабжение Крыма водой в последний раз перекрывали нацисты во время Великой Отечественной войны). Или в обстрелах городов Донбасса, направленных не против военных и оборонительной инфраструктуры, а зачастую намеренно бьющих по жилой застройке.

Не забываем про зоологическая ненависть. Выражающуюся в фактически официально делаемых заявлениях в СМИ и на телевидении типа «нужно взрывать грязные бомбы на чужой территории» (причём не только в России, но и, например, в Будапеште). Причём после подобных заявлений никаких юридических последствий для их авторов не наступает, то есть это допустимая и фактически официальная позиция правящего режима.

Не говоря уже о влажных мечтах бандеровских нацистов о геноциде и полном уничтожении «азиатских орд», «мокши», «русни» и прочих расчеловечивающих пропагандистских клише.

И, конечно, переписывание истории, реабилитация нацистских коллаборационистов и восхваление бандеровских преступников.

Так что по отношению к режиму Порошенко-Зеленского термин «нацистский» применим с железобетонным основанием.

В отличие от тех, кто разбрасывается такими словами бездумно.

Те, кто читают меня регулярно, могут заметить, что я всегда предельно тщательно и бережно подхожу к использованию тех или иных терминов. Потому что слова имеют значение и смысл, а бездумное кликушество пытается этот смысл уничтожать.


Александр Роджерс
источник



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх