Свежие комментарии

Великое княжество Литовское никогда не было «белорусским государством»

Великое княжество Литовское никогда не было «белорусским государством»Официозный ревизионизм в Белоруссии набирает обороты и продуцирует догмы явно мифического происхождения, которые последовательно вбиваются в головы школьников и студентов. Важнейшим постулатом националистической трактовки истории, фактически взятой на вооружение чиновниками пресловутой «идеологической вертикали», является миф о «тысячелетней истории белоруской государственности».

На примитивном уровне населению не разъясняют, в чём разница между историей белорусского государства и формами государственности на нынешних белорусских землях. В итоге чиновниками «идеологической вертикали», продажными пропагандистами из госСМИ и конъюнктурщиками из среды интеллигенции миф о «тысячелетней истории белоруской государственности» трактуется как якобы бесспорный научный факт. Белорусскому государству якобы тысяча лет.

Обоснование этого политического мифа было возложено на Институт истории НАН Белоруссии. К этому ревизионистскому сочинительству подключили «и других заинтересованных». Так, на основе националистического фейка начала XX века была развёрнута бурная деятельность по освоению огромных бюджетных средств. Пятитомник «истории белоруской государственности» издан Академией наук. На подходе ещё один «ценный научный труд» — 400-страничный талмуд по всё той же «истории белоруской государственности» в версии учебника для вузов.


Руководитель «рабочей группы по оптимизации содержания и структуры цикла социально-гуманитарных дисциплин в учреждениях высшего образования при Министерстве образования» Игорь Марзалюк, снова получивший мандат «палаточника» по итогам так называемых парламентских выборов, рассказал государственному информагентству БелТА:

«Рабочая группа при Министерстве образования была создана более года назад. За это время по нашей инициативе появилось около десяти программ по социально-гуманитарным дисциплинам. Эти программы были утверждены на уровне учебно-методического объединения БГУ. Одна из них посвящена философии, вторая — учебному курсу, который ранее никогда не читался».


Написание учебника под новую авторскую программу завершилось. Рукопись уже в Минобразе. Сообщается, что по этому учебнику новый курс будет читаться во всех вузах постсоветской республики. Возможно, главный автор даже подарит плод своих усилий послу России Дмитрию Мезенцеву, у коего регулярно бывает на приёмах.

В монографии три раздела: первый посвящён «истории государственных образований» на территории современной Белоруссии — от Полоцкого и Туровского княжеств до БССР и РБ. Второй раздел посвящён становлению и развитию институтов власти — от князей до президента (с «царскими полномочиями», как высказался о своём статусе Александр Лукашенко). Третья часть посвящена «основам белорусоведения» — дисциплины, которая давно преподаётся в вузах республики, даруя «хлебные карточки» не нашедшим себя в настоящей истории и других классических дисциплинах.

Согласно официальному сообщению, руководил проектом могилёвский историк и шоумен Игорь Марзалюк. Соавторами нового учебника стали такие известные проводники «белорусизации» новой волны, как ректор Могилёвского госуниверситета Денис Дук, получивший скандальную известность в процессе чудесного обретения и упорной атрибуции «тысячелетнего» так называемого «россонского идола». По совершенно случайному совпадению Игорь Марзалюк тоже числится сотрудником этого университета и соавтором совместных с Дуком исследований. Более того, он также имеет в активе свой идеологически заточенный фейк — «Шлем Изяслава».

В авторский коллектив также попали декан истфака Белгосуниверситета Александр Кохановский, профессор кафедры источниковедения этого же факультета Сергей Ходин, бывший декан этого же факультета, ныне директор Госинститута управления и социальных технологий БГУ Пётр Бригадин и другие «государственные учёные». К сожалению, им не удалось выйти за рамки краеведения и оставить заметный след в мировой науке. Однако по местечковым меркам эти деятели вполне-таки «ведущие ученые страны».

При СССР «навуковцы» подобного уровня находились в тени таких светил, как Борис Рыбаков и Валентин Янин. Ситуация радикально изменилась после расчленения государства на лимитрофные криптофеодальные уделы, следствием чего, помимо прочего, стала тотальная деградация науки. В новой политической обстановке возник запрос на ревизию официальной историографии. Спрос ринулись удовлетворять не только корыстолюбивые вчерашние преподаватели марксизма-ленинизма и мгновенно перековавшиеся корифеи диалектического материализма. Им на пятки наступали тщеславные представители молодой поросли, воспринявшей эксгумированный национализм как инструмент свержения авторитетов и завоевания своего места под солнцем со всеми сопутствующими бонусами.

В народной памяти этот период назвали «лихими девяностыми», а в националистической трактовке — «возрождением». Не случайно в туркменской постсоветской историографии официально прописан термин «великое возрождение», а в Белоруссии русофобы всех мастей сплотились вокруг «Белорусского народного фронта „Возрождение“». Члены БНФ тоже приложили руку к написанию академического пятитомника по «истории белоруской государственности», сторонники этой же партии задействованы и в написании вузовского учебника.

Нет ничего странного в том, что товарищи эмигрировавшего в США лидера БНФ Зенона Позняка теперь ходят в товарищах его непримиримого врага Александра Лукашенко. При этом одни считают, что Лукашенко стал жертвой манипуляций «свядомых», другие — что собственной поверхностности, наивности и некомпетентности. На самом деле Лукашенко остался верен себе и своей патологической жажде власти. Ради неё он в конце 80-х говорил одно, в начале 90-х — другое, а в начале 2000-х — третье.

Пресловутые «перевёртыши» — не перестроечный продукт советской эпохи, таких хватало всегда и везде, на Западе и на Востоке. Вспомнить хотя бы Германию 30-х, которую Лукашенко на заре своей президентской карьеры откровенно провозгласил «образцом президентской республики». Тогда, при гитлеровском режиме, вчерашние служители Веймарской республики за повышенный паёк создавали технологии перековки поколения в новый тип людей. И сейчас в Белоруссии апеллируют к «первому поколению», родившемуся и достигшему совершеннолетия при единственном бессменном правителе, как будто это серьёзный аргумент.

Ревизионизм и мифотворчество в духе этнического местечкового шовинизма позапрошлого века необходимо строителям «сильной и процветающей» в контексте синтеза новой идентичности белорусов. Потомки русских должны забыть о Древнерусском государстве, о многовековом угнетении под скипетрами литовских государей и польских королей, о кровавом этноциде и долгожданном воссоединении с Россией спустя почти шесть веков, о создании большевиками первого белорусского государства и о многом другом, что не вписывается в программы курсов «белорусоведения», «истории белорусской государственности» и тому подобных наукообразных коллекций побасенок.

Многие помнят, как Лукашенко характеризовал такое мифотворчество в первые годы своей президентской карьеры, ссылаясь на своего учителя истории Якова Трещенка. Могилёвский историк успел написать и в 2003 году издать свою «Историю Беларуси» в двух частях. В части первой — «Досоветский период», в третьем абзаце введения он констатировал: «Белорусское государство реально существует только с 1 января 1919 г., со времени образования БССР». В этом году, кстати, исполнилось 100 лет провозглашению этого самого государства, на что Лукашенко не отреагировал даже формальным поздравлением сограждан.

Прошло почти полтора десятилетия. В опубликованном 24 декабря интервью радиостанции «Эхо Москвы» ученик Трещенка ответил на вопрос Алексея Венедектова — братья ли белорусам литовцы?

«Конечно, братья. Учитывая особенно, что мы были когда-то в Великом княжестве Литовском. Это было белорусское государство, и литовцы там были, часть поляков. Белорусское. Как историк вы должны знать. И никто не оспаривает сегодня. Я не говорю о Речи Посполитой потом. И, конечно, мы очень близки, у нас корни там. У нас там женились, особенно на северо-западе, люди, некоторые еще и одинаково разговаривают с литовцами. Куда от этого денешься», — рассказал Лукашенко.

«То есть братья», — переспросил Венедиктов. Лукашенко ответил: «Да».

Вспомнились советские лозунги и плакаты с надписями «братья навек»: русский с китайцем, русский с негром, русский с ещё кем-то. Из относительно недавних скандалов на тему братства — фильм «Мы братья». Совсем свежий пример политических спекуляций на тему братства белорусов с литовцами и поляками — русофобская феерия с перезахоронением останков польских террористов в Вильнюсе, на которую был откомандирован зампред совмина Белоруссии Игорь Петришенко.

Познания Лукашенко в истории всеобще известны. Многие помнят, как он с трибуны призывал участников «Всебелорусского народного собрания» не стесняться гордиться Франциском Скориной — одним из пионеров печатного дела в Восточной Европе, который якобы «жил в Питере и творил там» — то есть почти за полтора столетия до основания Санкт-Петербурга Петром I. Братство белорусов с литовцами — очевидно, новое слово в этнологии. До этого Лукашенко явил себя как литературовед, утверждая, что он изучал в школе стихи Василя Быкова — белорусского прозаика конца XX века. Теперь вот выяснилось, что ВКЛ «было белорусское государство».

Белорусов как нации ещё не было — такое самоназвание закрепилось лишь к концу XIX века, а «белорусское государство» уже было. Монархи этого «белорусского» государства — сплошь «белорусы», судя по именам, от первых (Миндовг, Тройнат, Войшелк, Шварн, Тройдень, Довмонт и т. д.) до последнего — Станислава Августа Понятовского. Знать была представлена такими «белорусами», как Радзивиллы, Чарторыйские, Вишневецкие, Замойские… Ни один из них не называл себя белорусом, но государство у них было «белорусское».

Великое княжество Литовское — уже само название с очевидностью подтверждает слова Лукашенко. Герб литовских князей был государственным символом с XIV века? Не проблема: белорусские националисты объявили его в начале XX века «беларускай Пагоней», а литовскую династию Гедыминовичей — «беларусами».

Как говорится, если факты против такой теории, то тем хуже для фактов. Заявление о том, что её «никто не оспаривает сегодня» — откровенная ложь. Учёные Литвы и других стран никогда не признавали ВКЛ «белорусским» государством. Александр Носович в монографии «Почему Беларусь не Прибалтика» обратил на это внимание:

«По поводу собственного политогенеза в Литве нет никаких разночтений. Великое княжество Литовское — это государство литовцев, расширившееся до размеров балтийско-черноморской империи. ВКЛ было многонациональным государством, но его центром была сегодняшняя Литва и правили им литовские князья — этнические литовцы».

Белорусские учёные — Лев Криштапович, Всеслав Зинькевич и многие другие не считают ВКЛ даже формой «белорусской государственности». Например, в этом году профессор Криштапович опубликовал рецензию на пятитомное заказное сочинение статусных «змагаров», констатировав:

«Сотрудники Института истории НАН Беларуси, толкуя об исторической форме белорусской государственности в ВКЛ, отождествляют разные понятия — государственность на Белой Руси в эпоху ВКЛ и белорусскую государственность. В этом плане квазиисторики напоминают нерадивых учеников, которые при изучении стран мира путают Швецию со Швейцарией, а Австрию с Австралией. Что, кстати, доходчиво объяснил видный литовский историк Станислав Лазутка «белорусизаторам» по поводу их бредней о Великом княжестве Литовском как белорусском государстве. Cтанислав Лазутка отмечал, что Великое княжество Литовское — это государство «не «Русско-Литовское» или «Белорусско-Литовское» или как там еще, а именно Литовское, как это убедительно показал крупный советский русский историк Владимир Терентьевич Пашуто».

«Трактовки ВКЛ как белорусского национального государства неоднократно подвергались аргументированной критике, и на сегодняшний день можно с высокой долей уверенности говорить об их научной несостоятельности, несмотря на то, что они сохраняют свою актуальность в качестве идеологического концепта, используемого определенными политическими силами», — сделал вывод при разборе этого мифа современный белорусский учёный Всеволод Шимов.

Лукашенко хотелось бы, чтобы «никто» не оспаривал его тезисы о ВКЛ как белорусском государстве, об отечественных войнах как «не наших», об отсутствии среди белорусов сторонников вхождения Белоруссии в состав России, а также прочие заявления в максималистском духе. Однако чем чаще он произносит такие безапелляционные глупости, тем больше возникает подозрений в утрате им связи с объективной реальностью.

Многое сделано для того, чтобы возражения Лукашенко не звучали — по крайней мере публично. Хорошим уроком стал прошлогодний приговор по делу белорусских публицистов, критиковавших современное белорусское националистическое мифотворчество, ревизионизм и откровенную русофобию. После этого желающих открыто или под псевдонимами заявлять расходящееся с позицией официоза мнение существенно поубавилось.

При гитлеровской оккупации в Белоруссии также не наблюдалось особого плюрализма мнений, что не помешало Елене Мазаник в 1943 году отправить в ад немецкого генерал-комиссара Вильгельма Кубе. Обошлось без публицистической критики, митингов и тому подобного. Кстати, с тех пор на улицах Минска впервые исчез русский язык и появились вывески с латинским шрифтом.

Лукашенко в интервью Венедиктову заявил, что РФ должна оказывать экономическую помощь экс-БССР потому, что постсоветская Россия является правопреемницей СССР. Кремль мог бы посоветовать обратиться за помощью к другим бывшим метрополиям — Вильнюсу или Варшаве. Тем более, что в свете политического разворота Минска на Запад с литовцами и поляками обнаруживается всё больше «братства», да и фенотипического сходства обнаружено больше с «не чужими» людьми из стран Евросоюза.


Максим Самойлов
источник



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх