Зеленский тотально опозорился в Израиле



Поездка на пятый Всемирный форум памяти жертв Холокоста в Израиль обернулась для Владимира Зеленского полным дипломатическим фиаско. Не сумев добиться полноценной встречи с президентом России Владимиром Путиным для обсуждения вопроса обмена пленными, президент Украины в последний момент почему-то отказался присутствовать на главном торжественном мероприятии в мемориальном комплексе «Яд Вашем». В Иерусалиме его выходку назвали «отвратительной манипуляцией». Таким образом Зеленский усугубил дипломатическую напряженность между Украиной и Израилем, которая возникла в первые дни нового года.


Министра иностранных дел Украины Вадима Пристайко поначалу воспринимали как одного из наиболее компетентных и адекватных членов Зе-команды. На фоне предшественника Павла Климкина он отличался приятным внешним видом, отчетливой дикцией и умением подбирать костюмы по размеру. Это вселяло надежду, что при сохранении внешнеполитического курса Порошенко украинская дипломатия все же станет более профессиональной.

Но недавние события наглядно демонстрируют, что профессионализмом в украинском МИД и не пахнет.


Перед поездкой в Израиль Владимир Зеленский успел отметиться странным поведением на полях Всемирного экономического форума в Давосе: зачем-то предложил принять Украину в Евросоюз вместо уходящей Великобритании.

После стольких намеков и даже прямых заявлений европейских политиков о том, что Незалежную в ЕС брать не собираются, новый президент продолжает наступать на грабли своего предшественника.

Впрочем, кому-то его выступление понравилось. Это уже дело вкуса. Но то, что произошло после Давоса, Зеленский должен запомнить надолго.

Форум Холокоста стал самым большим и самым нелепым дипломатическим провалом в его карьере.

Аналитический портал RuBaltic.Ru уже писал, в каком щекотливом положении оказались лидеры Польши, Литвы и Украины. С одной стороны, все три государства склонны искажать трагедию Холокоста, что вызывает нервную реакцию в Израиле. С другой — президентов самых русофобских стран Восточной Европы не может радовать тот факт, что главным гостем на форуме стал Владимир Путин.

Анджея Дуду это заставило отказаться от участия в мероприятии. У Гитанаса Науседы, вероятно, мотивация была такая же (хотя он сослался на желание подольше побыть в Давосе).

Как бы то ни было, президенты Польши и Литвы не полетели в Иерусалим. В этом хотя бы есть логика. Но то, что учудил Зеленский, не укладывается ни в рамки дипломатического этикета, ни в рамки здравого смысла.

Украинский лидер даже не заикался о возможности отказаться от участия в международной конференции, однако перед самым началом главного мероприятия в мемориальном комплексе «Яд Вашем» украинская делегация сдала пригласительные билеты.

Чуть раньше Зе-команда угодила в другую неприятную историю. По словам помощника президента России Юрия Ушакова, украинская сторона запрашивала встречу с Путиным в Иерусалиме. Радикалов это сильно разозлило: Зеленский даже не считает нужным проинформировать общественность о предстоящих переговорах с лидером «страны-агрессора». «Капитуляция» не за горами!

Но в том-то и дело, что информировать было не о чем.

Кремль не подтвердил возможность проведения полноценной двусторонней встречи.

«Отказа не поступало, однако, учитывая график, такая встреча вряд ли состоится, — заявил Ушаков. — Даже если президентам России и Украины удастся пересечься, то встреча состоится "на ногах"».

Во время общения с журналистами в Давосе Зеленский подтвердил, что хотел бы пообщаться со своим российским визави: «Что касается вероятности этой встречи — это может быть, поскольку есть вопрос обмена пленными, вопрос украинцев, вопрос крымских татар на территории России. Будет возможность, обсудим это».

Очевидно, президент Украины решил выступить с позиции силы. Дескать, он определяет повестку дня, и он вызывает Путина «на ковер».

А в Кремле ожидаемо решили поставить Зеленского на место и просто отказались вести с ним переговоры.

Какова мотивация дальнейших действий Зеленского, можно только догадываться.

Кто-то предполагает, что он банально обиделся на Путина и решил проигнорировать его «бенефис» в «Яд Вашем». По другой версии, украинского лидера смутила перспектива аплодировать хозяину Кремля перед телевизионными камерами. Оппозиционные телеканалы наверняка запечатлели бы и смаковали эту картинку не один день.

Нельзя исключать, что Зе-команда изначально собиралась под благовидным предлогом пропустить центральное мероприятие форума, не понимая, что это обернется скандалом.

По официальной версии, Зеленский и компания пожертвовали своими местами в зрительном зале. «Прилетели в Израиль и узнали, что на Всемирный форум памяти Холокоста из-за огромного интереса к событию и ограниченного количества мест трудно попасть многим из тех, кто пережил эту страшную трагедию, — заявил президент. — Решили передать мое место и места делегации Украины этим мужественным, уникальным людям. Пресса сообщает, что так же поступили некоторые министры израильского правительства. Считаю, что это правильно. (…) На основное мероприятие должны попасть те, кто этого больше заслуживает: те, кто совершил величайший подвиг — сохранил жизнь тогда, когда ее практически невозможно было сохранить».

Учитывая дилетантизм украинской власти, нельзя отвергать даже это странное оправдание. Зеленскому вполне могла прийти в голову мысль подобным образом выделиться из толпы. Но почему никто из дипломатов его не одернул?

Они-то должны понимать, что форум в «Яд Вашем» организован главным образом для мировых лидеров (для рядовых граждан и для выживших во время Холокоста, очевидно, предусмотрена другая программа).

Выступления гостей затрагивали ряд политических вопросов — от идеи организовать международную конференцию по антисемитизму до разработки законов, которые усиливают наказание за разжигание межнациональной вражды и нетерпимости. Обо всем этом не мешало бы послушать лидеру самой большой восточноевропейской державы.

Первая реакция на выходку Зеленского не заставила себя долго ждать — представители «Яд Вашем» назвали ее «отвратительной манипуляцией». Очевидно, что и в правительстве Израиля сделают соответствующие выводы.

В дипломатическую перепалку между Киевом и Иерусалимом, которая предшествовала форуму Холокоста, подлил масла лично президент Украины.

Израильский казус Зеленского чем-то напоминает недодемарш представителей Киева в ПАСЕ. От участия в осенней сессии ассамблеи они отказались, но в Страсбург все равно приехали. Так и простояли на пороге, возмущаясь восстановлением прав российской делегации…

Само приглашение на форум Холокоста было для Зеленского очередной растяжкой. Кто-то поддерживал его решимость лететь в Иерусалим, кто-то — нет.

В итоге президент умудрился не угодить и тем, и другим.

Так не лучше ли было посидеть еще один денек в Давосе, как это сделал президент Литвы Гитанас Науседа?




Источник ➝

Википедия об Анне Герман: дезинформация



Анна Виктория Герман (польск. Anna Wiktoria German-Tucholska; 14 февраля 1936, Ургенч, Узбекская ССР, СССР — 25 августа 1982, Варшава, ПНР) — певица, композитор, актриса; звезда советской и польской эстрады 1960-х — начала 1980-х годов, известна в основном как исполнительница песен на разных языках народов мира, в первую очередь на русском, итальянском, польском и немецком. Гран-при и лауреат многочисленных национальных и международных фестивалей, в том числе в Монте-Карло, Сан-Ремо, Неаполе, Виареджо, Каннах, Сопоте.
..


К сожалению, после смерти Анны Герман вокруг её имени накопилось множество неверной и поверхностной информации. О ней ходят всякого рода легенды и небылицы, которые искажают реальную картину её жизни и творчества. Именно поэтому в рамках проекта Федерального журнала «СЕНАТОР» «Возвращение Анны Герман» мы решили разобраться в этом и выяснить — кто же она по происхождению и откуда родом. Благодаря активному содействию, оказанное нашей редакции со стороны членов семьи Анны Герман, её родного дяди — писателя и журналиста Артура Германа и многочисленным источникам данных о певице мы сумели собрать воедино огромное количество информации и провести их тщательный анализ. В результате изученных нами материалов и малоизвестных биографических данных удалось по-новому взглянуть на Анну Герман и рассмотреть её генеалогическое дерево — рода семьи Германов. Анна Герман родилась в СССР, в узбекском городе Ургенч. Этническая немка.


Мать: Ирма Давыдовна, (15.11.1909 — 30.01.2007), в девичестве Мартенс, из села Великокняжеское (ныне с. Кочубеевское Ставропольского края), из российских немцев, работала учительницей немецкого языка. В семье говорили на типичном старонемецком (ныне забытом в Германии) диалекте платдойч.

Отец: Ойген Хёрманн (нем. Eugen Hormann, имя русифицировано как Евгений Фридрихович Герман, 1909-1938) — бухгалтер, русский немец. В 1937 году он был арестован по обвинению в шпионаже и осуждён на 10 лет без права переписки — расстрелян в Ташкенте в 1938 году. Был посмертно реабилитирован в 1957 году, о чём его родственники получили справку лишь в 1985 году.

Бабушка: Анна Фризен Мартенс (18.01.1886 — 17.09.1971). Род Германов переселился на Украину из Германии. В 1819 году прапрадед Анны Герман основал село Нойхоффунг (по-русски «Надежда») — ныне Ольгино, что неподалёку от города Бердянска, расположенного на берегу Азовского моря. Там же родился и дед Анны Герман — Фридрих Герман, который учился в Польше, входившей тогда в состав Российской Империи. Науку проповедника он осваивал в баптистско-евангелистской семинарии города Лодзь, где в 1910 году у него родился сын Ойген (Евгений) Герман — отец Анны Герман. Запись об этом до сих пор хранится в одной из лодзинских церквей. После учёбы семья Фридриха Германа вернулась на Украину с девятью сыновьями и дочерями…

В годы коллективизации Фридрих Герман был арестован (1929 г.): вердикт тройки был краток — пять лет лагерей с последующим ограничением в правах — тоже на пять лет. Через полтора года он погиб от голода и каторжных работ на лесоповале в районе Плесецка Архангельской области. Такая же участь была приготовлена и его детям, но его старший сын, Вилли, сумел пробраться через Польшу в Германию, а Ойгену не удалось скрыться от преследования властей. Судьба занесла его в Донбасс, где он устроился бухгалтером на фабрику-кухню одной из шахт. Но начальство шахты сильно злоупотребляло спиртными напитками, а нести ответственность за растрату пришлось бы Ойгену. В то время за подобное преступление полагалось наказание — два-три года заключения. Но, учитывая личные «грехи» Ойгена, его вину могли помножить на семейные «грехи»: отец репрессирован, брат «сбежал в Германию». Конечно, ему грозил неминуемый расстрел, но Ойген тайком покидает дом, оставив жену Альму с маленьким сыном Руди, и отправляется в путь...

Устав от чувства опасности и одиночества в узбекском городе Ургенч он встречает Ирму Мартенс. Она — немка, представительница германских меннонитов, поселившихся в России (в екатерининские времена) во второй половине XVIII века, работала в школе учителем немецкого языка. Конечно, родной язык, пение под гитару сближают их. Кстати, красавец Ойген писал стихи, сочинял музыку, обладал ко всему прочему недюжинной физической силой.

14 февраля 1936 года у них родилась дочь — Анна Виктория Герман, но 26 сентября 1937 года Ойген был арестован. Долгое время никто не знал о его дальнейшей судьбе, но ныне живущий в Германии 88-летний младший брат Ойгена Артур Герман сообщает, что в 1938 году Ойген был расстрелян в Ташкенте.

К сожалению, об этом не могла знать Анна Герман, поскольку только в горбачевские времена (1985 г.) Артуру Герману удалось выяснить судьбу брата: после двух недель ожидания приговора тройки, он был расстрелян как «немецкий шпион и долголетний вредитель» (15 ноября 1957 года посмертно реабилитирован).

Через год после ареста Ойгена, семья Германов переживает ещё одну потерю: от болезни умирает Фридрих — младший брат Ани. Это горе беспомощных женщин окончательно приводит к мысли, что их спасение — в побеге. Им приходится бежать и долгое время скитаться по всему Союзу — Ташкент, Новосибирск, Красноярск; Джамбул, где они вместе со всеми встречают Победу в Великой Отечественной войне, а Аня идёт в джамбульскую школу — с первого по третий класс она учится в Джамбуле. Здесь же, в 1943 году, Ирма Мартенс вторично «выходит замуж» за офицера Войска Польского Германа Бернера, что впоследствии служит ей поводом в 1946 году вместе с семьёй переехать на его родину, в Польшу.

Поселившись в Новой Руде (в 1949 году они переезжают во Вроцлав), Ирма Мартенс-Бернер устраивается подёнщицей и получает маленькую комнату на троих в коммунальной квартире, а 10-летняя Аня продолжает учёбу в польской школе. Хорошо учится — на одни «пятёрки» (кроме «четвёрки» по математике). Она обнаруживает, что имеет дар к рисованию, мечтает поступить в высшую школу изящных искусств. Но мать советует: «Надо выбрать какую-нибудь более практичную профессию, чтобы прокормить семью и себя».

После учёбы в начальной школе и общеобразовательной гимназии для работающих учеников (одновременно с учёбой Ане приходилось работать, чтобы помочь маме прокормить семью) во Вроцлаве Анна поступает на геологический факультет Вроцлавского университета им. Болеслава Берута (1955-1961 гг.). Тут же в 1960 году она дебютирует на сцене студенческого театра «Каламбур», что становится началом её профессиональной карьеры на эстраде. И неудивительно, что после окончания университета Анна Виктория выбирает профессию не геолога, а эстрадной певицы, тем более что уже блестяще сдан государственный экзамен тарификационной (аттестационной) комиссии Министерства культуры и искусства Польской Народной Республики и получено разрешение на профессиональную певческую деятельность на эстраде. С целью заработка и карьерного роста Анне Герман приходится много ездить по небольшим городкам Польши с концертами, пока песни в её исполнении становятся по-настоящему известными.

…Это было в 1963 году, в Сопоте, на ІІІ Международном фестивале песни: здесь Анна Герман занимает ІIІ место (категория «польские певцы», песня «Так мне с этим плохо» — Tak mi z tym zle — Генриха Клейне и Бронислава Брока), а в Ольштыне на Всепольском Фестивале эстрадных коллективов завоёвывает первую награду солистов за исполнение песни «Ave Maria no morro». Затем она выступает в ольштенской «Эстраде» с коллективом Збигнева Хабовского, а на радиостанции Польского Радио в Ольштыне записывает пять новых композиций, в том числе и «Вернись в Сорренто».

Кстати, в этом же году Анна Герман в качестве стипендиатки Министерства культуры и искусства несколько месяцев проживает в Италии и занимается исключительно вокалом. Вернувшись в Польшу, она завоёвывает множество артистических наград: например, на местном фестивале польской песни в Ополе песня «Танцующие Эвридики» в её исполнении приносит авторам песни Гран-При. Но триумфальный успех к ней приходит в 1964 году, на IV Международном песенном фестивале в Сопоте, где она выступает с песней «Танцующие Эвридики» (музыка — Катажины Гертнер, стихи — Евы Жеменицкой) и завоевывает I место — в категории польских, и II место — среди международных исполнителей.

Осенью 1964 года Анна Герман дебютирует в Москве и записывает свою первую большую пластинку «Танцующие Эвридики». Через год — ещё одна удача — III Фестиваль польской песни в Ополе, на котором она выступает с песней «Зацвету розой» (Zakwitne roza, авторы — Катажины Гертнер и Ежи Миллера) и получает первую премию. А в V Международном песенном фестивале в Сопоте — первую награду за интерпретацию песни Марка Сарта «Бал у Посейдона». В том же году она с триумфом выступает в бельгийском Остенде и занимает III место: пожалуй, благодаря именно этому успеху выходит первый польский диск-гигант Анны Герман, которая потом становится известной во всей Европе.

В 1966 году Анна Герман заключает с итальянской студией грампластинок CDI трёхлетний контракт, включающий в себя запись пластинок и участие в различных фестивалях. До своего отъезда она с гастролями побывает в Англии, США, Советском Союзе, во Франции. Участвует в фестивале «Братиславская Лира» в Чехословакии и в ХV Фестивале неаполитанской песни в Неаполе, а в Каннах получает награду («Мраморная пластинка») Международной ярмарки грампластинок «MIDEM».

1967 год, Италия. Анна Герман — первая польская певица, которая представляет Польшу на фестивале в Сан-Ремо, а чуть позже — очередной колоссальный успех на ХV Фестивале Неаполитанской Песни в качестве первой иностранной исполнительницы в Сорренто. Ей вручают премию «Oscar della simpatia».

Для Анны шестидесятые годы были лучшим периодом жизни. Ведь все хорошо складывалось как в личной жизни, так и в творчестве — ей пророчат блестящую карьеру. Но на этом пике славы судьба посылает ей жестокое испытание: поздно ночью, 27 августа 1967 года, когда она вместе с водителем возвращалась из Виареджо в гостиницу, недалеко от Милана на горной автостраде «Солнце» происходит страшная автокатастрофа. Водитель, который вёл машину со скоростью 160 км/час, за рулём заснул, машина врезалась в бетонное ограждение. В результате Анну Герман из машины выбросило так далеко, что поначалу её никто и не заметил. Получив сложные переломы позвоночника, обеих ног, левой руки и сотрясение мозга, она двенадцать дней не может прийти в сознание. Тогда шла борьба со смертью, а после тяжёлых операций — долгие месяцы в гипсовом корсете — борьба за выздоровление.

Благодаря небывалой силе духа и кропотливым реабилитационным упражнениям она вышла из борьбы победительницей. В это время Анна диктует книгу-исповедь «Вернись в Сорренто?». Лишь к 1969 году Анна Герман впервые начинает ходить по квартире, а в Сочельник выступает по телевидению. На сцену возвращается в 1970 году: её сольный концерт в зале конгресса Дворца культуры и науки увенчался долгими овациями в честь её возвращения.

В этом же году в Закопане Анна Герман и Збигнев Тухольский скромно отпразднуют свою свадьбу, а в издательстве «Искры» выходит в свет вышеупомянутая книга; и новая пластинка «Человеческая судьба» с её композициями на слова Алины Новак «Человеческая судьба», «Веточка снов», «Спасибо, мама», «Так сильно хотела». Снова концерты и фестивали в Ополе, Советской песни в Зеленой Гуре, солдатской — в Колобжеге. На местном фестивале польской песни в 1970 году она получает награду Председателя городского народного совета Ополе за песню «Может быть», а год спустя — приз зрительских симпатий за «Четыре карты» на свою музыку и на слова Ежи Фицовского.

Весной 1972 года Анна возобновляет концертные поездки, затем приезжает в Москву и записывает песню А. Пахмутовой и Н. Добронравова «Надежда»… Именно она становится первой русской песней, которую Анна Герман исполняет впервые после своего выздоровления. Теперь очевидно, что эта песня — одна из лучших, созданных в ХХ веке на русском языке. Слова песни и её мелодия в огромном пространстве СССР становятся любимой для многих миллионов людей. А скольким людям «Надежда» стала спасением и верой в хорошее будущее, она и сейчас спасает людей от тоски и одиночества, ободряет их, дарит им терпение, надежду, веру и мужество. Кстати, даже исцеляет: в Германии функционирует единственная в мире клиника — психотерапевтический центр, в котором с помощью песен в исполнении Анны Герман лечат людей от болезней.

В 1974-1975 и 1979-1980 годах она ездила с гастролями по Советскому Союзу, где у неё было много авторов, которые предлагали ей свои песни — это Арно Бабаджанян, Евгений Птичкин, Владимир Шаинский, Оскар Фельцман, Ян Френкель и многие другие. Песни в её исполнении стали шлягерами, а многие из них навсегда вошли в список золотой коллекции советских песен: «Эхо любви», «Надежда», «Когда цвели сады», «Гори, гори моя звезда»… Везде её встречают овациями, многократно приглашают спеть на бис и забрасывают сцену тысячами цветов, а записанные на «Мелодии» пластинки расходятся миллионными тиражами. Билеты на её концерт на сцене Кремлёвского дворца Съездов распроданы заранее, за несколько недель. Во время концерта зал в 6000 мест переполнен, аплодисменты не смолкают долго и долго…

В 1975 году Анна Герман родила сына, но очень скоро судьба посылает ей очередное испытание: в 1980 врачи обнаруживают у неё онкологическое заболевание — рак. Первые признаки неизлечимой болезни появились в 1979 году, в Алма-Ате, где во время концерта певице внезапно становится плохо. Несмотря на это, она продолжает гастроли; осенью 1980 года она совершает свои последние гастроли в Австралию, во время которых выступает практически во всех крупных городах континента. По возвращению, осенью 1980 года, она выступает с сольным концертом в Еврейском театре в Варшаве. Затем, снова больница, где ей делают несколько сложных операций, но... врачи оказываются бессильными, они не могут спасти певицу.

Анна Герман ушла из жизни поздним вечером 25 августа 1982 года, похоронена (30 августа 1982 года) на варшавском евангелистско-реформаторском кладбище.



Надо помнить, что Анна Герман была нашей соотечественницей: она родилась в Советском Союзе, где потеряла родного отца и много других родственников. Но ещё большим потрясением для неё стала смерть младшего брата Фридриха — его ранняя смерть навсегда оставила в душе Анны боль и страдание… Вместе с матерью и бабушкой она в Союзе провела неимоверно трудное детство и перенесла много лишений и трудностей. Но, после вынужденного переселения в Польшу, тем не менее, Анна Герман сумела сохранить в себе чувство любви к Родине и к родному дому, как дочь своего народа — российских немцев. Она была полноправным символом советской эстрады и во всех уголках Советского Союза её принимали как родную. Хотя поляки с ревностью относились к ней и, пожалуй, до сих пор не могут простить покойной, что многие свои лучшие песни она пела именно на русском языке и была очень популярной певицей в СССР.

Парадокс: заслуги Анны Герман перед нашей страной не хотели замечать — ни советские чиновники от культуры, ни их коллеги, которые сегодня пытаются попросту забыть о ней и оставленном ею богатейшем песенном наследии. Ведь как минимум Анна Герман ещё при жизни заслужила звание «народной», не говоря уж о более высоком — «Народном артисте СССР». Но ни один чиновник или деятель культуры того времени не осмелился инициировать присвоение ей какой-либо государственной награды. Знали: это не для «иностранной певицы».

Вопрос о «народном звании» Анны Герман поставлен автором очерка «Светит знакомая Звезда» на страницах журнала «СЕНАТОР». Редакция получила бесчисленное количество писем, в которых читатели поддерживают инициативу и пишут, спрашивая: «Почему в нашем государстве воинам присуждают посмертные награды или премии, а деятелям культуры — нет?». Но, лучше поздно, чем никогда: мы надеемся, что реализация проекта «Возвращение Анны Герман», подготовленного Федеральным журналом «СЕНАТОР», станет символом огромной любви к этой великой Женщине и к её песням, которые вошли в золотой фонд культуры нашего Отечества.

Скоро 80-летие со Дня рождения Анны Герман, но её до сих пор помнят, чтят и любят во всех уголках необъятной России и республик бывшего Советского Союза. Она была символом радости, и вместе с её голосом в наши дома входила радость! Живая радость!.. Она и сейчас звучит в наших сердцах, когда мы слушаем её голос и представляем себя на незабываемом концерте Анны Виктории Герман…


Далее здесь



Популярное в

))}
Loading...
наверх