Закопанные или задушенные: новые детали казни 214 детей в годы войны


Здание ейского детского дома, воспитанников которого казнили эсэсовцы 9 октября 1942 года. Архивное фото

РИА Новости впервые публикует документы о казни воспитанников ейского детского дома в октябре 1942 года.

В начале Великой Отечественной войны в Ейск из Симферополя был эвакуирован детский дом — около 300 детей и воспитателей. В конце лета 1942 года город был оккупирован. В начале октября фашистские каратели погрузили детей в несколько машин, через 15 минут они были мертвы.

Управление ФСБ по Краснодарскому краю предоставило РИА Новости уникальные документы.
На машинописных и рукописных листах зафиксированы свидетельства экспертов, которые занимались расследованием дела, а также показания свидетелей тех страшных событий.


Невиданная расправа

Первый документ касается исследования братской могилы. В состав комиссии, которая подготовила акт обследования, входили два врача и военный. Документ датирован 15 апреля 1943 года — примерно полгода спустя после трагедии.

В акте указывается, что 9 октября 1942 года в шесть часов вечера к корпусу детского дома подъехали две крытые грузовые машины. В это же время к другому корпусу подъехал еще один грузовик.

"После этого начали грузить детей. Причем тех, кто пытался бежать или сопротивляться, бросали в машины силой", — говорится в документе. На вопросы детей, что происходит и куда их везут, звучали ответы: "В Краснодар на лечение", "В баню", "Грузить семечки".

Свидетельства экспертов показывают, что в первый вечер каратели не смогли забрать всех детей, часть из них сбежали, другие, по всей вероятности, просто не поместились в забитые кузова грузовиков.

Утром 10 октября каратели вернулись. В грузовик повалили еще 13 мальчиков и девочек из 20 скрывшихся днем ранее. Из другого корпуса вынесли 22 лежачих тяжелобольных ребенка. "Всего 214 детей", — говорится в акте.

"Всех их вывезли <…> и учинили над ними невиданную в истории цивилизованных народов расправу, а именно — закопали живыми", — говорится в документе.

Дальше в акте следует описание вскрытия могилы. "Когда была разрыта могила, эта страшная картина представилась нашим глазам. Все дети лежали беспорядочно, многие, прощаясь, были обняты друг с другом, некоторые мальчики и девочки держали в руках свои костыли. При тщательном осмотре нами не было обнаружено каких-либо следов огнестрельных ран или увечий, все кости черепа были целы. Все это еще раз подтвердило, что дети были закопаны живьем", — говорится в документе.

В акте четко, без доли сомнения, обозначено, что детей не убивали перед захоронением, что все воспитанники детского дома к моменту разгрузки машин были живы.

Причина смерти не ясна

Следующие документы, которые публикуются впервые, датированы августом 1943 года. В них уже приводится больше деталей, прилагаются показания свидетелей.

Так, в акте от 3 августа указывается, что эксперты извлекли из "братской могилы размером три на два метра" в городском парке Ейска 15 деревянных гробов. В них находились 27 детских трупов. Возраст — от десяти до 16 лет. В 12 гробах было погребено сразу по два-три ребенка.

"Большинство трупов неправильного телосложения. <…> У двух в грудной части позвоночника имеются горбы. У 11 — деформации суставов конечностей. У одного трупа на левой ноге протез", — говорится в акте наружного осмотра тел. Также в документе указывается, что механических повреждений на трупах не обнаружено.

Второй акт исследования эксгумированных тел датирован 4 августа. Уже из другой ямы были извлечены части 17 тел (в документе не упоминается, почему в могиле были неполные останки, при этом есть жуткое перечисление: кости черепа, руки, нижняя часть туловища с ногами, отдельно ноги, разделенные в суставах) и четыре целых трупа. Возраст всех детей — от шести до 14 лет.

"Извлеченные трупы находились в могиле в весьма беспорядочном положении, в самых различных позах. Вместе с трупами извлечено несколько деревянных костылей", — говорится в документе. У некоторых в братской могиле был искривлен позвоночник, у других — "укороченные конечности".

Акты подписали два врача и помощник краевого прокурора. При этом в обоих актах дано заключение, что установить причину смерти на основе исследования эксгумированных тел "не представляется возможным".







Новая версия

Следующий документ датирован 5 августа 1943 года. Это "Заключение по материалам дела об умерщвлении детей" из детского дома. Его составили четыре врача и помощник краевого прокурора. В нем указывается, что к детскому дому подъехали четыре машины. "Из них две грузовые, крытые по типу дезкамер, <…> с закрытыми кузовами без окон".

"Внутри кузова машин были обиты железом и жестью", — говорится в документе. В них погрузили 164 ребенка 9 октября, 10 октября — еще около 50. Один из свидетелей трагедии сообщает, что не попал в машину лишь потому, что "она была заполнена до отказа".

В документах говорится, что расстояние от места погрузки детей до вырытого рва, где их захоронили, не превышало три с половиной километра. В заключении указывается, что в пути машины были десять-пятнадцать минут, погрузка детей заняла около часа. Одна из свидетельниц, которая находилась в 200 метрах от ямы, указывает, что не слышала плача и криков детей.

Именно на основе этих показаний следствие сделало новое заключение — к моменту разгрузки дети уже были мертвы.





Если в акте от апреля 1943 года дается четкое указание, что детей погребли живьем, то в августе уже сделан вывод, что дети погибли в кузовах грузовиков от отравления выхлопными газами. В подкрепление этой версии эксперты приводят описание жертвы: "Лицо одной из воспитанниц детдома, лежащей в могиле, оказалось завязанной ее собственной трикотажной майкой, ладони рук были притянуты к лицу".

В документе сделаны выводы, что все дети были убиты одним способом, никаких оснований полагать, что их похоронили заживо, нет, а все ребята задохнулись, пока их везли к яме.
Общая деталь

Дальше к документам прилагается список воспитанников детского дома, которых убили каратели. В нем сотни фамилий детей, даты рождения, места прибытия, национальности. Русские, украинцы, армяне, грузины, чехи, татары, евреи. Среди погибших оказались как минимум два ребенка, у которых в графе "национальность" значилось "немец". У одних детей были родные, другие — сироты. Все это скрупулезно от руки внесено в список.

Но одна деталь у всех была общая — инвалидность. У каждого ребенка в графе "группа инвалидности" проставлены отметки — одна, две или три вертикальные палочки.

















Ответы даст время

Обнародованные документы ранее никогда не публиковались. В них есть подробности жестокого преступления, но нет категоричного ответа, что стало причиной гибели 214 детей.

Хотя с момента трагедии прошло много лет, еще остаются засекреченные архивы, информация в которых позже наверняка прольет свет на трагедию в Ейске. Тогда станет известно, кто участвовал в этой ужасающей расправе над детьми, как они были убиты, кто отдал этот приказ. Но останется ли к тому моменту жив хоть один из карателей, чтобы понести наказание, — вопрос риторический.




Источник ➝

Какой единственный советский фильм правдоподобно снят о Великой Отечественной.

Когда создатели кинокартин о войне хотят показать масштабные батальные сцены, они всегда сталкиваются с трудностями. Показывая Бородинскую битву или сражение под Полтавой, для создания достоверной картинки необходимо собрать на небольшом участке десятки тысяч человек обученной массовки, что невозможно. Но эту проблему удалось решить с появлением компьютерных технологий.

А вот когда речь идет о фильмах про Вторую Мировую войну, то сложности совсем иного плана. И заключаются они в том, что современные войны не позволяют уместить на одной картинке сразу всех участников боя, чтобы добиться зрелищности.

Особенно это касается сражений с участием танков. Современный бой ведется на больших дистанциях, интервалы между боевыми единицами становятся всё больше, и в кадр они никак не вмещаются. А кино требует зрелищности.

В результате и появляются сцены, где десятки танков медленно ползают по полю, чуть ли не соприкасаясь бортами, и ведут огонь по противнику с расстояния в десяток метров. Черепашья скорость бронетехники на таких съёмках понятна — велик риск столкновения. Апофеозом подобных сцен были советские киноленты «Битва за Москву» и «Сталинград», но и сегодня снимают что-то подобное.

И, тем не менее, советские кинематографисты умели показать и правдоподобные картины танковых боев. На первом месте кинолента «На войне как на войне». Фильм поставлен по одноименной повести Виктора Курочкина. И хотя сама кинокартина местами сильно отличается от книги, авторам удалось точно передать ощущения участника боя: ты в поле один, почти не видно ни своих, ни чужих, по твоей машине откуда-то стреляют, и сами танкисты стреляют куда-то, не видя цели.

Согласно тактике того времени танки располагались на исходной позиции с интервалами 70-75 м, а в бою должны были поддерживать интервал 20-25 м. Это указано в предвоенных наставлениях и трудах, например, можно посмотреть «Пособие для бойца-танкиста» 1941 года или книгу Т.П. Кузнецова «Тактика танковых войск» 1940 года.

Однако в ходе войны стало понятно, что для преодоления противотанковой обороны танки должны действовать группами и интервалы должны быть значительно больше. Когда возникала необходимость обеспечить огневое превосходство на направлении главного удара, интервалы между тяжелыми танками составляли 25-30 м, а между средними и легкими ещё больше. В условиях же сильной противотанковой обороны, интервалы между машинами могли увеличиваться до 100 м. Преодолевая минные поля, танки действовали группами по три-четыре машины, с увеличенными интервалами между группами.

Атаки велись не «кавалерийским наскоком», то есть на полном ходу по открытому полю, а используя рельеф местности, ведя огонь с коротких остановок, открывая огонь на предельных дистанциях порядка 800-1000 м. Всё это уже в ходе войны нашло отражение в документах и наставлениях. Можно посмотреть «Указания командующего войсками Брянского фронта по применения бронетанковых и механизированных войск» от 1943 года, брошюры Е. Матвеева «Боевые приемы танкистов» и подполковника Г. Клейн «Бой танков с танками», изданные в 1942 году, где суммируется опыт прошедших боев.

Танки второй линии в наступлении должны были двигаться на дистанции 100-150 м, а поддерживающие танки самоходные артиллерийские установки — на дистанции 200-400 м. В фильме (и книге) есть требование командира танковой бригады (в повести Курочкина — это полк) самоходчикам сопровождать танки на дистанции 100 м. И, как справедливо заметил командир батареи, такое требование действительно противоречит уставу. Танки так же всегда должны сопровождаться пехотой, от которой танкистам не следовало отрываться более чем на 200-400 м.

То есть в ситуации, что предложена нам по сюжету фильма, действие должно было разворачиваться так. Танки и, следовавшие за ними в сотне метров, самоходные установки, начинают атаку с исходных позиций в полутора-двух километрах от противника. Боевые машины двигаются на полной скорости, маневрируя, чтобы укрываться от огня противника за складками местности или группами деревьев. Самоходки периодически делают короткие остановки, чтобы огнем поддержать танкистов, после чего догоняют ушедшие танки. И если бы в гуще этого сражения оказался оператор с кинокамерой, то находясь на броне самоходки, он мог бы видеть лишь один-два танка впереди, и несколько машин в сотне метров справа и слева. Где-то позади можно было увидеть атакующую пехоту, а далеко впереди позиции противника. И все это в облаках пыли, поднимаемых танковыми гусеницами, и в клубах дыма от выстрелов и разрывов.

Именно такую картинку и показали нам создатели киноленты «На войне как на войне». Получилось не так грандиозно, как в других фильмах, но зато максимально правдиво и реалистично.

Кирилл Шишкин

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх