Когда мы все умрём, или Комета-убийца из далёкого космоса

Российский астроном Геннадий Борисов открыл новую комету — об этом стало известно 12 сентября 2019 года. C/2019 Q4 (Борисова) уникальна, это второй такой наблюдаемый объект в истории человечества — комета прилетела из другой звёздной системы. И сразу возник закономерный вопрос: что бы произошло, если бы такая комета направлялась прямо к Земле?


Человечество живёт на полную катушку: кредитные лансеры, айфоны, фильмы о супергероях с бюджетом в полмиллиарда долларов. Все ведут себя так, как будто у них в запасе девять жизней, и потом ещё два-три to be continued.
А жизнь на нашей планете — штука хрупкая и короткая, особенно по меркам времени существования планеты Земля.
N.B. До 2017 года астрономы считали, что все кометы, находящиеся в Солнечной системе, образовались в одном месте — облаке Оорта. Это гипотетическое место Солнечной системы, в котором содержится огромное количество кометных ядер, — оттуда они и прилетают в область планет, поближе к Солнцу. Пока облако Оорта не найдено, но его наличие доказывают орбиты более 6330 комет, уже зафиксированных астрономами.

Но вот 19 октября 2017 года был открыт Оумуамуа — первый межзвёздный объект, движущийся с третьей космической скоростью и гарантированно прилетевший в Солнечную систему извне, от другой звезды. У него не было кометной комы — активности, создающей характерный «хвост», поэтому астрономы до сих пор спорят, считать его кометой или же астероидом. 

Таким образом, комета Борисова точно стала вторым обнаруженным человечеством межзвёздным объектом в Солнечной системе и, вполне возможно, первой кометой, увиденной астрономами.

Модно — не модно

Меньше знаешь — крепче спишь. Первый астероид был открыт в первую ночь девятнадцатого столетия итальянским астрономом Пиацци. Тогда, в 1801 году, считали, что это была полноценная планета, и лишь потом поняли — больше чем на карликовую она не тянет.

И тут как ящик Пандоры распахнули: звёздные открытия посыпались как из рога изобилия. Стало очевидно: уж чего-чего, а больших каменных глыб в Солнечной системе предостаточно. И примерно с пятидесятых годов прошлого века сначала фантасты, а затем и астрономы всё больше задавались вопросом:
«А что, если бахнет»?

В конце прошлого века угроза падения астероида стала гораздо серьёзней (по крайней мере в сознании людей) — были созданы такие организации, как SpaceGuard и SpaceWatch, режиссёры изо всех сил пугали многомиллионными блокбастерами «Армагеддон» и «Столкновение с бездной». Угроза из космоса была модной и нешуточной.


За эти годы учёные сделали несколько попыток измерения класса астероидной опасности, каталогизировали большинство небесных тел и вычислили их орбиты. Оказалось, что большинство астероидов Земле не угрожает, особенно это касается самых крупных. Мелкие, с диаметром менее тридцати метров (их вообще называют не астероиды, а метеороиды), конечно, наперерез нашей планете выскочить могут, но шансов на это не так уж много.

Есть лишь небольшой список так называемых АСЗ (астероидов, сближающихся с Землёй), но не более того. Даже открытый в 2004 году астероид (99942) Апофис почти никого не напугал. В 2029 году он максимально опасно сблизится с нашей планетой — скорее всего, пройдёт на расстоянии около 30-35 тысяч километров (это даже ближе, чем геостационарные спутники). Но 2029 год далеко, а потому новость никого не испугала.

С кометами ещё проще — они летят по своим вытянутым орбитам и Земле практически не угрожают.


Комета 21P

Все выдохнули, мол, пронесло — и снова занялись обычными делами. Новые машины, смартфоны подвезли, сериал хороший, ипотеку платить, девушка из обычной семьи за принца вышла — нормальная такая земная жизнь. Однако опасность скрывалась там, где её не ждали.

Гости со звёзд

В 2017 году этому статус-кво пришёл конец. Девятнадцатого октября с помощью телескопа Pan-STARRS гавайская обсерватория обнаружила первый в истории наблюдений межзвёздный объект. Это небесное тело двигалось сквозь Солнечную систему с третьей космической скоростью и явно не собиралось у нас задерживаться. 

Обнаружили его уже на излёте, поэтому астрономы Земли только помахали страннику рукой, внесли его в справочники и принялись строить теории, как часто подобные межзвёздные объекты появляются в наших краях.

И вот, меньше чем через два года — в сентябре 2019-го — новое открытие. На этот раз комета C/2019 Q4 (Борисова) — обнаружена на подлёте к Солнечной системе. Она долетит до ближайшей к Солнцу точки в начале декабря 2019 года, примерно через три месяца. Сейчас уже точно известно, что эта комета Земле не угрожает и пройдёт от неё на значительном расстоянии.
А если бы да?

Примерный размер кометы Борисова — около 20 километров в поперечнике. Столкновение с ледышкой такого размера — это практически неизбежный конец для всех жителей Земли. Для сравнения: не напугавший никого Апофис был около 300 метров и при падении легко мог уничтожить какую-нибудь европейскую страну целиком. Комета же Борисова, упади она на Землю, будет сравнима со взрывом 80 000 000 мегатонн в тротиловом эквиваленте.


Композитное изображение C/2019 Q4 (Борисова), сделанное обсерваторией «Джемини»

Я сейчас ещё раз, чтобы точно проняло. Восемьдесят миллионов мегатонн! Это всё. Сливай воду, туши свет, последний уходящий с планеты должен выключить электричество.

Без шансов, без вариантов

Узнай мы сейчас, что комета столкнётся с Землёй в декабре 2019 года, — скорее всего, ничего бы не успели. Ни ракету подготовить к старту, чтобы разнести в труху каменную глыбу, ни полезную нагрузку, состоящую из ядерного заряда и открыток «уважаемая комета, надеемся, что эта встреча была последней».

Современной космонавтике требуется минимум полтора — два года, чтобы реализовать подобную миссию. И это не считая времени на согласование проектов, необходимость продавить в ООН исключение из запрета о недопустимости размещения ядерного оружия в космосе от 1963 года.

Обиднее всего, что средств и технологий землянам бы с лихвой хватило для создания полноценной сети обсерваторий, занимающихся поиском и обнаружением космических гостей. Сеть должна включать в себя как наземные станции, так и орбитальные космические аппараты. Проектов множество — требуются лишь согласованная работа по всему миру и бюджет, не превышающий одного процента от того, что тратится на вооружение ежегодно.

Анимация траектории кометы Борисова

 

Пока же можно лишь надеяться на счастливый случай и несколько американских программ (LINEAR, NEAT, SpaceWatch, CSS). Которые, несмотря на красивые названия, чаще всего располагают одним-двумя телескопами, чего явно недостаточно. 

Человечество и сейчас может зафиксировать комету на подходе (комету Борисова зафиксировали с разницей в несколько десятков минут аж в трёх обсерваториях), но требуется гораздо более раннее оповещение. А также ракета, созданная специально для этой миссии и способная стартовать наперерез в кратчайшие сроки.

Будет обидно прекратить бестолковую и странную, но так уже полюбившуюся жизнь на планете Земля. Кстати, какой сериал новый вышел, что посмотреть вечером?

 

Источник ➝

Какой единственный советский фильм правдоподобно снят о Великой Отечественной.

Когда создатели кинокартин о войне хотят показать масштабные батальные сцены, они всегда сталкиваются с трудностями. Показывая Бородинскую битву или сражение под Полтавой, для создания достоверной картинки необходимо собрать на небольшом участке десятки тысяч человек обученной массовки, что невозможно. Но эту проблему удалось решить с появлением компьютерных технологий.

А вот когда речь идет о фильмах про Вторую Мировую войну, то сложности совсем иного плана. И заключаются они в том, что современные войны не позволяют уместить на одной картинке сразу всех участников боя, чтобы добиться зрелищности.

Особенно это касается сражений с участием танков. Современный бой ведется на больших дистанциях, интервалы между боевыми единицами становятся всё больше, и в кадр они никак не вмещаются. А кино требует зрелищности.

В результате и появляются сцены, где десятки танков медленно ползают по полю, чуть ли не соприкасаясь бортами, и ведут огонь по противнику с расстояния в десяток метров. Черепашья скорость бронетехники на таких съёмках понятна — велик риск столкновения. Апофеозом подобных сцен были советские киноленты «Битва за Москву» и «Сталинград», но и сегодня снимают что-то подобное.

И, тем не менее, советские кинематографисты умели показать и правдоподобные картины танковых боев. На первом месте кинолента «На войне как на войне». Фильм поставлен по одноименной повести Виктора Курочкина. И хотя сама кинокартина местами сильно отличается от книги, авторам удалось точно передать ощущения участника боя: ты в поле один, почти не видно ни своих, ни чужих, по твоей машине откуда-то стреляют, и сами танкисты стреляют куда-то, не видя цели.

Согласно тактике того времени танки располагались на исходной позиции с интервалами 70-75 м, а в бою должны были поддерживать интервал 20-25 м. Это указано в предвоенных наставлениях и трудах, например, можно посмотреть «Пособие для бойца-танкиста» 1941 года или книгу Т.П. Кузнецова «Тактика танковых войск» 1940 года.

Однако в ходе войны стало понятно, что для преодоления противотанковой обороны танки должны действовать группами и интервалы должны быть значительно больше. Когда возникала необходимость обеспечить огневое превосходство на направлении главного удара, интервалы между тяжелыми танками составляли 25-30 м, а между средними и легкими ещё больше. В условиях же сильной противотанковой обороны, интервалы между машинами могли увеличиваться до 100 м. Преодолевая минные поля, танки действовали группами по три-четыре машины, с увеличенными интервалами между группами.

Атаки велись не «кавалерийским наскоком», то есть на полном ходу по открытому полю, а используя рельеф местности, ведя огонь с коротких остановок, открывая огонь на предельных дистанциях порядка 800-1000 м. Всё это уже в ходе войны нашло отражение в документах и наставлениях. Можно посмотреть «Указания командующего войсками Брянского фронта по применения бронетанковых и механизированных войск» от 1943 года, брошюры Е. Матвеева «Боевые приемы танкистов» и подполковника Г. Клейн «Бой танков с танками», изданные в 1942 году, где суммируется опыт прошедших боев.

Танки второй линии в наступлении должны были двигаться на дистанции 100-150 м, а поддерживающие танки самоходные артиллерийские установки — на дистанции 200-400 м. В фильме (и книге) есть требование командира танковой бригады (в повести Курочкина — это полк) самоходчикам сопровождать танки на дистанции 100 м. И, как справедливо заметил командир батареи, такое требование действительно противоречит уставу. Танки так же всегда должны сопровождаться пехотой, от которой танкистам не следовало отрываться более чем на 200-400 м.

То есть в ситуации, что предложена нам по сюжету фильма, действие должно было разворачиваться так. Танки и, следовавшие за ними в сотне метров, самоходные установки, начинают атаку с исходных позиций в полутора-двух километрах от противника. Боевые машины двигаются на полной скорости, маневрируя, чтобы укрываться от огня противника за складками местности или группами деревьев. Самоходки периодически делают короткие остановки, чтобы огнем поддержать танкистов, после чего догоняют ушедшие танки. И если бы в гуще этого сражения оказался оператор с кинокамерой, то находясь на броне самоходки, он мог бы видеть лишь один-два танка впереди, и несколько машин в сотне метров справа и слева. Где-то позади можно было увидеть атакующую пехоту, а далеко впереди позиции противника. И все это в облаках пыли, поднимаемых танковыми гусеницами, и в клубах дыма от выстрелов и разрывов.

Именно такую картинку и показали нам создатели киноленты «На войне как на войне». Получилось не так грандиозно, как в других фильмах, но зато максимально правдиво и реалистично.

Кирилл Шишкин

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх