Оказалось, что обезьяны обладают «теорией разума»

Теория разума также называется моделью психики человека. Обладающее ею существо способно воспринимать как свои собственные переживания, так и переживания других людей: это позволяет объяснять и прогнозировать их поведение. Иными словами, обладающий теорией разума человек или животное может поставить себя на место другого и понимает, что его переживания отличаются от чувств других особей.   До сих пор не было ясно, обладают ли подобными моделями поведения другие животные, помимо человека. Есть много веских причин подозревать, что эти существа могут владеть по крайней мере некоторыми признаками теории разума, не говоря уже о попугаях или воронах.
Но подтвердить такую точку зрения очень трудно. Однако ученые из Киотского университета в Японии и Университета Сент-Эндрюс в Великобритании предприняли попытку.   В новой работе они усовершенствовали классический эксперимент «очки» с помощью результатов предыдущих исследований. Выборка состояла из 29 шимпанзе, четырех орангутангов и 14 бонобо. Им показывали короткий видеоклип. Прежде чем посмотреть видео, половина обезьян смотрела на прозрачный экран, другой половине демонстрировали похожий экран с меньшей прозрачностью. Теоретически каждая обезьяна должна была предположить, что экран на видео был тем же самым, с которым они сталкивались раньше.   На кадрах был человек, наблюдающий, как актер в костюме обезьяны помещает предмет в коробку. Как только объект скрывался из виду, «обезьяна» пряталась за ширмой. Затем человек-«наблюдатель» доставал спрятанный предмет и перекладывал его в другую коробку. После этого на сцену вновь выходил актер в костюме обезьяны и направлялся к ящику, чтобы забрать из него предмет, который туда положил.   Во время всего действия ученые следили за реакцией подопытных животных, а именно — за их глазами. Логика ученых была такова: если обезьяны обладают теорией разума, то они бы стали смотреть на тот ящик, в котором реально находится объект, а не на тот, к которому подошел человек в костюме. Оказалось, все испытуемые смотрели именно туда, куда «наблюдатель» спрятал объект. Это, по словам ученых, доказывает, что обезьяны способны поставить себя на место другого существа и «примерить на себе» его переживания.
Метка "Новость": 
Да
Дата трансляции: 
понедельник, октября 7, 2019 - 18:05
Лид: 
Ученые получили еще одно доказательство того, что обезьяны могут представить себя на месте другой особи и «вообразить» ее мысли.
Дискрипшен: 
Ученые получили еще одно доказательство того, что обезьяны могут представить себя на месте другой особи и «вообразить» ее мысли.
Рубрика: 
Источник ➝

Какой единственный советский фильм правдоподобно снят о Великой Отечественной.

Когда создатели кинокартин о войне хотят показать масштабные батальные сцены, они всегда сталкиваются с трудностями. Показывая Бородинскую битву или сражение под Полтавой, для создания достоверной картинки необходимо собрать на небольшом участке десятки тысяч человек обученной массовки, что невозможно. Но эту проблему удалось решить с появлением компьютерных технологий.

А вот когда речь идет о фильмах про Вторую Мировую войну, то сложности совсем иного плана. И заключаются они в том, что современные войны не позволяют уместить на одной картинке сразу всех участников боя, чтобы добиться зрелищности.

Особенно это касается сражений с участием танков. Современный бой ведется на больших дистанциях, интервалы между боевыми единицами становятся всё больше, и в кадр они никак не вмещаются. А кино требует зрелищности.

В результате и появляются сцены, где десятки танков медленно ползают по полю, чуть ли не соприкасаясь бортами, и ведут огонь по противнику с расстояния в десяток метров. Черепашья скорость бронетехники на таких съёмках понятна — велик риск столкновения. Апофеозом подобных сцен были советские киноленты «Битва за Москву» и «Сталинград», но и сегодня снимают что-то подобное.

И, тем не менее, советские кинематографисты умели показать и правдоподобные картины танковых боев. На первом месте кинолента «На войне как на войне». Фильм поставлен по одноименной повести Виктора Курочкина. И хотя сама кинокартина местами сильно отличается от книги, авторам удалось точно передать ощущения участника боя: ты в поле один, почти не видно ни своих, ни чужих, по твоей машине откуда-то стреляют, и сами танкисты стреляют куда-то, не видя цели.

Согласно тактике того времени танки располагались на исходной позиции с интервалами 70-75 м, а в бою должны были поддерживать интервал 20-25 м. Это указано в предвоенных наставлениях и трудах, например, можно посмотреть «Пособие для бойца-танкиста» 1941 года или книгу Т.П. Кузнецова «Тактика танковых войск» 1940 года.

Однако в ходе войны стало понятно, что для преодоления противотанковой обороны танки должны действовать группами и интервалы должны быть значительно больше. Когда возникала необходимость обеспечить огневое превосходство на направлении главного удара, интервалы между тяжелыми танками составляли 25-30 м, а между средними и легкими ещё больше. В условиях же сильной противотанковой обороны, интервалы между машинами могли увеличиваться до 100 м. Преодолевая минные поля, танки действовали группами по три-четыре машины, с увеличенными интервалами между группами.

Атаки велись не «кавалерийским наскоком», то есть на полном ходу по открытому полю, а используя рельеф местности, ведя огонь с коротких остановок, открывая огонь на предельных дистанциях порядка 800-1000 м. Всё это уже в ходе войны нашло отражение в документах и наставлениях. Можно посмотреть «Указания командующего войсками Брянского фронта по применения бронетанковых и механизированных войск» от 1943 года, брошюры Е. Матвеева «Боевые приемы танкистов» и подполковника Г. Клейн «Бой танков с танками», изданные в 1942 году, где суммируется опыт прошедших боев.

Танки второй линии в наступлении должны были двигаться на дистанции 100-150 м, а поддерживающие танки самоходные артиллерийские установки — на дистанции 200-400 м. В фильме (и книге) есть требование командира танковой бригады (в повести Курочкина — это полк) самоходчикам сопровождать танки на дистанции 100 м. И, как справедливо заметил командир батареи, такое требование действительно противоречит уставу. Танки так же всегда должны сопровождаться пехотой, от которой танкистам не следовало отрываться более чем на 200-400 м.

То есть в ситуации, что предложена нам по сюжету фильма, действие должно было разворачиваться так. Танки и, следовавшие за ними в сотне метров, самоходные установки, начинают атаку с исходных позиций в полутора-двух километрах от противника. Боевые машины двигаются на полной скорости, маневрируя, чтобы укрываться от огня противника за складками местности или группами деревьев. Самоходки периодически делают короткие остановки, чтобы огнем поддержать танкистов, после чего догоняют ушедшие танки. И если бы в гуще этого сражения оказался оператор с кинокамерой, то находясь на броне самоходки, он мог бы видеть лишь один-два танка впереди, и несколько машин в сотне метров справа и слева. Где-то позади можно было увидеть атакующую пехоту, а далеко впереди позиции противника. И все это в облаках пыли, поднимаемых танковыми гусеницами, и в клубах дыма от выстрелов и разрывов.

Именно такую картинку и показали нам создатели киноленты «На войне как на войне». Получилось не так грандиозно, как в других фильмах, но зато максимально правдиво и реалистично.

Кирилл Шишкин

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх